Вс. Дек 15th, 2019

ЕВРОРЕГИОН info

Новости еврорегионов и стран, входящих в еврорегионы

Глава Moldovagaz Вадим Чебан: “Украина обязана доставить нам газ”

1 min read

Молдавский сайт NewsMaker пообщался с председателем правления Moldovagaz Вадимом Чебаном по поводу того, как будет доставляться в Молдову газ после 1 января 2020 года, учитывая что с этого дня закончит свое действие договором между Украиной и Россией о транзите газа “Газпрома”.

Приводим интервью с ним без купюр – полезно знать мнение молдавского чиновника и для украинской стороны, особенно, когда, как оказывается, снабжение газом Одесской области не может проходит в обход Молдовы.

Кто доставит газ?

Так будет в Молдове газ 1 января 2020 года?

Могу точно сказать, что у нас есть принципиальная договоренность с Россией о поставках газа в Молдову в новом году. Ресурс есть, осталось разобраться, как этот ресурс доставить в РМ. Первый вариант возможен, если сохранится транзит газа через Украину: тогда в Молдову российский газ будет поступать по Трансбалканскому газопроводу в прежнем режиме. В этом случае  российский «Газпром» перезаключит контракт с оператором газотранспортной системы (ГТС) Украины.

Насколько этот вариант реальный?

Это базовый вариант. Сейчас переговоры об этом на стадии завершения. Принципиальных расхождений нет.

И мы надеемся, что «Газпром» и ГТС Украины при посредничестве Брюсселя все же подпишут контракт. По нашей информации, сейчас стороны обсуждают условия транзита по Украине, так как на Украине меняются связанные с этим правила. Здесь, конечно,  все зависит от внедрения Украиной до конца года этих правил.

Вадим Чебан

А какие еще есть варианты?

Если не будет транзита через территорию Украины, мы готовы к другому варианту: «Газпром» будет поставлять для Молдовы газ до любой точки входа в украинскую газовую систему, в том числе, на границе Украины и России. А дальше Украина будет транспортировать газ до Молдовы на основании договора между Молдовой и Украиной. Этот вариант мы также обсуждали с украинскими коллегами. Готовим сейчас такой договор, нашими точками входа будут Алексеевка и Гребеники. Хочу напомнить. что у нас с украинской газотранспортной системой есть зона общего баланса — между  Каушанами и Орловкой (юг Украины, в том числе Одесская область, не могут получать газ в обход Молдовы. — NM). До конца месяца проекты соглашений [по каждой точке входа] должно рассмотреть правление Moldovagaz.

Есть какой-то спорный вопрос?

Главное — чтобы были учтены интересы обеих сторон, а также все правила, в том числе европейские. Один из спорных вопросов — собственность сетей. Сейчас собственник сетей [на территории Молдовы] — Moldovagaz. Поскольку компания также является поставщиком, у нас есть ограничения в этом плане (согласно третьему европейскому энергопакету, который подписала Молдова, заниматься поставкой, транспортировкой и распределением газа должны разные компании. — NM) .

Еще одна проблема связана с газовым оператором в Приднестровье «Тираспольтрансгазом». Так как это наша территория, мы должны решить, кто будет подписывать этот контракт с Украиной со стороны Приднестровья. Было бы логично, чтобы Moldovagaz, наряду с операторами газотранспортной системы двух стран, подписал контракт, который покрывает и правый, и левый берега.

А представители «Тираспольтрансгаза» участвуют в переговорах с украинцами?

Да, участвуют, но из-за того, что их юридический статус вызывает вопросы, Moldovagaz и Moldovatransgaz берут инициативу на себя и выступают от их имени. На нынешнем этапе это правильно. Такие договоры всегда подписывал Moldovagaz.

Сейчас конструкция таких договоров кардинально меняется. В ЕС для каждой точки входа и выхода газотранспортной системы заключают отдельные соглашения на основе директив третьего энергопакета, а подписывают эти соглашения операторы газотранспортных систем.

Теоретически, если транзит будет нулевым, Молдова может купить газ на любой точке входа украинской ГТС (хоть восточной, хоть западной), например, на границе со Словакией, Польшей или Венгрией. Это можно делать, в том числе, на реверсе газа.

Вадим Чебан

Какая ситуация с реверсом? Можно ли будет при необходимости наладить до конца года такие поставки газа?  

Есть договоренность на уровне четырех стран — Молдовы, Украины, Румынии и Болгарии о том, что есть техническая возможность поставлять в реверсном режиме 4,1 млн кубометров газа в сутки. Причем эта договоренность существует уже три года в рамках проекта БРУА. Но Молдове этого мало. В зимний период нам нужно 15 млн кубометров в сутки.

Сейчас мы с Украиной интенсивно работаем с Болгарией и Румынией над тем, чтобы повысить технические возможности реверсных поставок на Исакче и Орловке.

Что для этого нужно сделать?

По нашим расчетам, нужны небольшие технические инвестиции со стороны Булгартрансгаза и со стороны румынского Трансгаза. Все это при желании можно сделать в короткие сроки. На этой неделе вместе с Украиной мы будем снова обсуждать этот вопрос с болгарской и румынской сторонами.

А правда, что Румыния не очень хочет открывать свои газопроводы для работы в реверсном режиме?

На мой взгляд, с Румынией не должно возникнуть проблем. Как раз от Болгарии больше зависит техническая возможность увеличить объемы поставок, поскольку компрессорная станция, которая может закачивать газ в режиме реверса, находится на стороне Болгарии. В Румынии заявили, что в Исакче есть техническая возможность увеличить объем до 10-12 млн кубометров в сутки. Но у нас нет документального подтверждения. Надеюсь, оно будет у нас после встречи в конце октября.

На прошлой неделе мы встречались с румынской и украинской стороной в Брюсселе в рамках инициативы по организации реверса. Здесь важно, где будут контролировать коммерческий учет газа. Коммерческий учет возможен в Орловке. Это для нас альтернативный вариант.

А Moldovatransgaz готов к реверсным поставкам? 

Moldovatransgaz должен завершить капитальный ремонт газопровода на участке Раздельная-Измаил. Мы планируем завершить эти работы в конце октября — начале ноября. И мы будем готовы.

А как насчет хранения газа — не думали арендовать место в газовом хранилище в Украине?

Этот вопрос обсуждают на уровне руководства стран. Moldovagaz этот вариант не рассматривает, потому что, повторюсь, у нас есть газ. Его нужно транспортировать. Хранить его нам не надо. Тем более наша формула оплаты газа позволяет существенно экономить на оплате, она выгодная. Если другие операторы-трейдеры придут с другой ценой, тогда поговорим. Пока мы эту возможность не рассматриваем.

Если будет нулевой транзит, сможет ли Украина технически доставить газ в Молдову? Эксперты говорили, что могут возникнуть сложности.

Проблем не должно быть. Это всего 3 млрд кубометров для Молдовы с учетом Приднестровья. Украинцы подтвердили, что технически они могут. Если мы покупаем газ на границе России с Украиной, им даже выгодно, потому что физически давление будет обеспечиваться даже на восточной границе, и украинцы технически загрузят восточные регионы и разгрузят часть западных.

И я считаю, если действовать в соответствии с европейскими нормами, Украина обязана доставить нам газ из любой доступной точки от границы до границы.

Оказывает ли «Газпром» влияние на вас в переговорах с Украиной? Получается, Moldovagaz меж двух огней? 

Нет. В определенной степени мы зависим от переговоров между РФ и Украиной. Если будет базовый сценарий и сохранится транзит, то так будет спокойнее для всех. Но я бы не сказал, что мы находимся меж двух огней. Мы следим за ситуацией, но при этом у нас есть альтернативная возможность, которую мы обговариваем.

Вадим Чебан

Чей долг за газ?

Вот вы говорите о базовом контракте с «Газпромом»,  а в нем не будет никаких изменений? Вы не настаиваете на разделении долга между правым и левым берегом?

Речь идет не о новом контракте, а о продлении действующего. А вопрос газового долга касается не только Moldovagaz, его нужно урегулировать на правительственном уровне. Последний документ, в котором об этом говорится, —  это протокол по итогам сентябрьского заседания молдавско-российской межправительственной комиссии. Все прекрасно понимают, кто основной должник по сумме долга.

У нас есть все решения судов, исполнительные листы по оплате этого долга дочерним предприятием Moldovagaz «Тираспольтрансгазом». Вопрос должен решаться на политическом уровне. По моему мнению, необходимо учесть в этом вопросе протоколы, подписанные в 2006-2007 годах, где долг за газ четко разделялся [между правым и левым берегом].

О каких протоколах идет речь?

Эти документы были подписаны на уровне «Газпрома» и правительства Молдовы. В них идет речь о том, что надо разделять долг правого и левого берегов. В протоколах заседаний межправкомиссии этот вопрос зафиксирован.

Если эти протоколы есть, почему они не выполняются?

Я не могу говорить за правительство. Но с учетом переговорного духа на последнем заседании межправкомиссии, а также того, что должны пройти переговоры с «Газпромом» по этому вопросу, можно сказать, что он обсуждается. Но, повторюсь, это вопрос сложный, комплексный.

Вадим Чебан

В чем комплексность? Давайте отбросим политику. Например, политическая воля будет. А как решить этот вопрос юридически? Долг же никуда не уйдет?

Для нас главное — провести черту и не накапливать больше долгов. Сейчас долг — более $6,5 млрд. Из этой суммы чуть больше $450 млн (без пени) — долг правого берега. В протоколе межправкомиссии расписан план мер по его возвращению. Любой может ознакомится с ним на сайте минэкономики.

По левому берегу нужен межправительственный диалог. Я не могу сейчас сказать, как решить этот вопрос. Это не моя компетенция. Все что я могу сделать в рамках правления и своих полномочий, — применить все меры, чтобы остановить накопление этого долга. У нас есть определенные предложения по этому вопросу, но я не могу говорить сейчас об этом, их сначала нужно обсудить на уровне руководства Moldovagaz. В правлении компании девять человек и еще шесть в наблюдательном совете. Они должны решить.

Вы же обсуждаете это много лет. И я уверена, в правлении это обсуждалось не раз.

В наших уставных документах значится, что мы должны обеспечить всю территорию Молдовы газом. Это было прописано давно, то есть вопрос не сегодняшнего дня. И вопрос оплаты газа Приднестровьем — вопрос не только Moldovagaz. Если вы спросите меня, я не могу сказать больше, чем есть в протоколах.

Задача на будущее — не накапливать долги. Есть наработки. Вы думаете, мы хотим накапливать долг? У нас из-за этого отрицательный капитал.

А прежние власти заявляли, что Приднестровье с 2020 года будет платить за газ в полном объеме. Это так?

Я не могу ответить на этот вопрос до его обсуждения на заседании правления в конце октября.

Кто владеет трубой?

Но этот долг, в том числе, причина того, что вы не можете отделить Moldovatransgaz от Moldovagaz, как того требует третий энергопакет. Это так?

Тут есть свои сложности. В конце декабря прошлого года Moldovagaz представила план разделения компании. В плане было несколько пунктов, один из которых связан с имуществом, а еще один  — с долгами. При этом имущественный вопрос касается и правого, и левого берегов.

Когда создавался Moldovagaz, собственником газопроводов выступила компания. Она передала в пользование это имущество своим газотранспортным и газораспределительным компаниям на обоих берегах. Но в Приднестровье в начале 2000-х по решению тираспольской администрации это имущество изъяли у «Тираспольтрансгаз» и передали созданному тогда предприятию «Тираспольтрансгаз-Приднестровье».

Без каких-либо актов, без корпоративных решений. Взяли и забрали. Теперь это имущество надо вернуть нашему предприятию «Тираспольтрансгаз». Затем ему надо регистрироваться, получить лицензию и пройти сертификацию. То есть здесь очень много вопросов, в том числе, политических.

Вадим Чебан

На правом берегу похожая ситуация. Но, к примеру, чтобы передать имуществом Moldovatransgaz какому-то предприятию, необходимо решение акционеров, т.е. «Газпрома» и правительства Молдовы. При этом «Газпром» должен еще согласиться, учитывая наши долги.

Как видите, в Молдове уникальная ситуация. У нас на прошлой неделе было рабочее заседание с представителями Еврокомиссии, где мы это все обсуждали, потому что не так-то просто в наших условиях применить третий энергопакет и разделить компанию.

Например, одна из задач третьего энергопакета — обеспечить свободный доступ третьих лиц к газотранспортной системе. У нас нет никаких физических ограничений в этом вопросе. Пожалуйста, у кого есть ресурс, платите тариф на транспорт и поставляйте свой газ. Но вопрос юридического разделения связан с имуществом и долгом. Здесь нужно очень много поработать, учитывая интересы всех сторон.

Кому должны принадлежать трубы?

Они должны быть в собственности Moldovatransgaz. Решение об этом должны принять акционеры Moldovagaz.  Препятствием может стать вопрос долга.

«Газпром» же постоянно подает в арбитраж, который признает долг Moldovagaz.

Да, и они могут в любой момент легализовать решения арбитража в наших судах, которые могут  наложить арест на имущество Moldovagaz.

Получается, «Газпром» теоретически может забрать имущество в счет долга?

Я бы не хотел обсуждать такие гипотезы. А то получится, что мы их подталкиваем к этому. Теоретически «Газпром» проявляет добрую волю. В концерне подходят к этому рационально. Я не адвокат «Газпрома», но есть общепринятые правила по репатриации валютной выручки, в том числе и по законам РФ. А в нашем случае эта выручка не репатриирована. Я прекрасно понимаю своих коллег из «Газпрома» и то, как сложно им урегулировать эти вопросы. Они к этому относятся с пониманием, но есть контрактные обязательства и закон.

Так что нельзя передать имущество Moldovatransgaz и не решить при этом вопрос с долгом. Нужны переговоры правительства с «Газпромом», как двух основных акционеров. И тут не вопрос передачи имущества, тут важнее договориться, какая это будет сделка и на каких условиях.

А как будете решать вопрос с правобережной частью долга?

Как я уже говорил, есть план решения этого вопроса в протоколе межправкомиссии, указаны источники погашения. В основном это долги теплоэнергетического комплекса — Termoelectrica и CET Nord. Их общий долг — около 3 млрд леев или $150 млн. Помните, когда гигакалория тепла стоила 540 леев, и тариф годами не пересматривали, соответственно, накапливались долги. Но реформы, которые проводят на этих предприятиях, на мой взгляд, дают надежду, что они смогут выплатить большую часть долгов.

Остальная часть долга связана с неправильной тарифной политикой, которую проводило Нацагентство регулирования в энергетике (НАРЭ). В результате этой политики  цена на газ росла, а тарифы нет или даже, наоборот, снижались.

Почему не растет тариф на газ?

Раз мы заговорили о тарифах. Moldovagaz больше года получает газ дороже той цены поставок, которая заложена в тарифы на газ. Почему вы не просите его повысить?

Во-первых, только недавно, в конце августа, НАРЭ утвердило базовые затраты предприятий по распределению и транспортировке газа, которые, согласно тарифной методологии, должны были утвердить еще в 2014 году. Поэтому сейчас мы определяем общую сумму финансовых отклонений за 2018–2019 годы (недополученных предприятием денег. — NM), связанных с тарифом. Это нужно сделать до конца 2019 года.

К тому же со следующего года должна быть новая методология расчета тарифа. Но, кроме того, мы рассчитываем на еще большее снижение цены (на $45-50. — NM) закупки российского газа со следующего года.

Вадим Чебан

Какой должен быть, по-вашему, тариф?

В нормальных условиях газ для потребителей, конечно, должен стоить дороже. Судите сами — в тарифе закупочная цена — $178, а в первом квартале этого года — была $235. Разницу посчитайте, умножьте на объемы, вот вам и будут финансовые отклонения.

Я не могу понять логику предыдущих решений, когда при отрицательных тарифных отклонениях снижали тарифы на 20%. Но если сейчас, в зимний период, Moldavagaz запросит повышение тарифа на 30% или на 70%, представьте, какой шок будет у потребителей. Если бы тариф пересмотрели вовремя, тогда не было бы этой ситуации.

Мы не хотим таких шоковых потрясений и надеемся, что до конца года договоримся с НАРЭ насчет тарифных отклонений. Потом подумаем, как их распределить в тарифе на несколько лет, как это уже делали, к примеру, для Gas Natural Fenosa. В любом случае мы сейчас кредитуем потребителя, не требуя покрыть разницу между ценой газа, включенной в тариф, и его реальной закупочной ценой.

Но вы не поймите нас неправильно, мы хотим работать в условиях, когда все затраты и расходы предприятия необходимые для поставки, транспортировки и распределения природного газа, покрываются за счет справедливого тарифа. Таким образом, в этом году тариф не вырастет. Могу сказать даже больше: за счет внутренних резервов и снижения цены поставки газа в будущем году мы сможем компенсировать часть отрицательных финансовых отклонений. Уверен, что это можно будет сделать. Главное — не накапливать убытки.

Вероятно, убытки еще накапливаются из-за разных коррупционных схем, о которых говорили и писали эксперты в недавнем исследовании о работе Moldovagaz? Речь шла, в том числе, о коррупционных схемах при закупках, заключении контрактов на услуги и т.д.

Что касается схем, сомнительных операций, сделок и т.д., однозначно говорю, что там, где это было, все остановлено, контракты уже расторгнуты или в процессе расторжения. Так, расторгнуты некоторые контракты, в том числе по страхованию, юридическим услугам, услугам снятия показаний счетчиков газа в Кишиневе и другие договоры, есть кадровые перестановки. Также могу сказать, что уволились директора Moldovatransgaz, Chișinău-gaz, Gagauz-gaz, Cahul-gaz. Были также уволены некоторые сотрудники Moldovagaz, некоторые ушли сами.

Мы внедряем сейчас новые, более прозрачные процедуры закупок. Инвестиционная программа закупок с нового года будет прозрачной. По некоторым закупкам уже сейчас цены снизились на 15-30%.

Могу сказать, что по некоторым предприятиям Moldovagaz уже есть рост доходов и сокращение затрат. И моя основная задача — оптимизировать и улучшить эффективность работы компании. В следующем году мы планируем осуществить реорганизацию газораспределительных предприятий — вместо 12 будет одно, с одним директором, возможно, на базе Chișinău-gaz, экономия будет серьезная.

По некоторым эпизодам коррупционных схем работает НЦБК, заведены уголовные дела. Кто виновен, будет отвечать.

Вадим Чебан

Планируется ли провести аудит в компании?

Этот вопрос обсудим на следующем заседании правления. По действующему законодательству, каждое акционерное общество ежегодно должно проводить обязательный аудит финансовой деятельности. Дополнительный финансовый аудит проводится в двух случаях — по требованию акционеров, владеющих долей не менее 10% акций, и тогда они его и оплачивают, или по решению суда. Внутренние аудиты наших дочерних предприятий проводит по необходимости наш отдел внутреннего аудита.

Хотя, учитывая мой опыт в НАРЭ и Наблюдательном совете Moldovagaz, лично мне аудит не нужен, потому что проблемы предприятия мне знакомы, и я знаю, что и где искать. За месяц работы моя команда обнаружила проблемные места и устранила самые сложные. Скорее всего, будет аудит на газораспределительных предприятиях, сейчас проводится на газотранспортном предприятии.

В любом случае в преддверии открытия рынка понятно, что нам нужно будет работать по-другому. Нужно быть более эффективными. Сейчас еще работаем по некоторым эпизодам. Думаю, еще кое-кто будет отвечать перед прокуратурой.

Вы руководите Moldovagaz  месяц, за это время вам предлагали поучаствовать в каких-то схемах, получить откат?

Я пресекаю все это на самом начальном уровне, чтобы дать понять некоторым индивидам, что этого не надо делать. Но могу сказать, что никто ничего не предлагал. В общем, все поняли, что ситуация изменилась.

А не предлагали ли вам перенаправить финансовые потоки на определенную партию, как это было при демократах?

Могу сказать, что Moldovagaz теперь вне влияния какой-либо партии, работает и будет работать только по закону. Вот была предвыборная компания местных выборов, я разрешил всем кандидатам в нерабочее время приходить и агитировать. Нет никаких предпочтений и ограничений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обратная связь

Copyright © All rights reserved. | Newsphere by AF themes.